Попкорн Музыка Потребление Приключения Кризис Персоны
шо ты бурчишь?
«В глазах «шум», в ушах слуховые галлюцинации, а изнутри рвется паническая атака». Рассказ больного HPPD (расстройство восприятия, вызванное приемом психоделиков)
30.06.2020

Однажды Влад решил попробовать LSD – и это изменило его жизнь. Но не как «Я познал вселенную и всеобщий вайб». Нет. После трипа его жизнь погрузилась в кромешный Мордор: перед его глазами постоянно мельтешил визуальный снег, на завтрак он ел панические атаки и нервные срывы; и в итоге – перестал узнавать себя в зеркале. Он болен редкой болезнью – HPPD или «длительным расстройством восприятия, вызванным приемом психоделиков». Это заболевание почти не признается врачами в СНГ, хоть оно есть в международной классификации болезней под кодом F16.7. Поскольку его не признают, то оно остается без лечения. Врачи часто таким пациентам ставят шизофрению, однако, в отличие от шизофрении при HPPD сохраняется критическое мышление. Данная проблема не поднимается СМИ и у людей нет информации, поэтому больные могут впасть в заблуждение, что они окончательно сошли с ума. К тому же поход к психотерапевту сопровождается страхом признаться, что ты употреблял наркотик. Влад делится своим опытом и раскрывает проблему на собственной шкуре.

23 ноября я проснулся «ебанутым»

Привет, меня зовут Влад Гринько, мне 23 года. Живу в Минске. И я был в трипе около трёх месяцев. Да, около трех месяцев. Ночью 23 ноября 2019 года я впервые попробовал LSD. Путешествие было обывательским до тех пор, пока не остался с самим собой наедине – но об этом расскажу чуть позже, ведь годится это только в подведение итогов этой истории.

Утром после трипа я проснулся совсем другим человеком. Проснулся в очень странном состоянии: кружила «метель» перед глазами из бесконечного количества точек – будто выкрутили зернистость в Photoshop. Все цвета воспринимались токсично-яркими, а также все визуально искажалось (деформировалось). Это было похоже на микродозинг, только вместо позитивных ощущений переполняла тревога и сомнения в реальности происходящего. Тогда я ещё не знал, что со мной произошло. Было чувство, что я стал другим. Не узнавал ни себя, ни свои мысли.

«Снег» перед глазами у больных HPPD

Тогда со мной тусила подруга, которая понимала моё состояние и отнеслась к этому без паники. Хоть эта девушка никогда ничего не употребляла. Находясь в глубокой дереализации, интенсивной тревожности и ряби в глазах перед глазами, – возникают навязчивые мысли: мысли, что ты вот-вот сойдешь с ума. Особенно, когда кажется периферическим зрением, что кто-то стоит рядом с тобой, хоть рядом никого нет. Или вместо спортивной сумки ты видишь большую черную собаку. Это называется «парейдолия» и при HPPD оно ярко выраженно. Со всем этим было очень неприятно оставаться наедине дома, особенно ночью, когда из-за тревоги практически невозможно уснуть. Четыре и более панических атак в день, которые сопровождались еще более яркой интенсивностью базовых симптомов – почему-то привязанных к чувству внезапной остановки сердца или что вот-вот уйдет последняя нить с реальностью. Уйдет последняя нить с реальностью – и я уже не вернусь.

Та девушка приезжала ко мне, когда я оставался один в квартире. Она привыкла к вопросам: «Ты настоящая? Докажи». Или я рассматривал руки, пытаясь понять, моё ли это тело. Это обычное поведение при деперсонализации и дереализации. Так с 23 ноября 2019 года по 3 марта я ни разу не остался наедине с собой и этим расстройством.

Тогда я не знал о синдроме HPPD, которое еще называется «Длительное расстройство восприятия, вызванное галлюциногенами». Я, конечно же, подумал: «Все, приехали, шизофрении дебютировала». Меня окружали слухи, что от LSD сходят с ума, а также мнения некомпетентных людей. К этому добавлялись размытые симптомы шизофрении, о которых я читал в интернете, – и они только подкрепили мое заблуждение. Хорошо, что в поисках ответа я нашел пост девушки на «Пикабу» и её историю HPPD. Она же создала чат по этой тематике в Telegram. В этом чате люди с HPPD пояснили мне, что к чему.

Мрак, который меня окружил

Понимание, что происходит, конечно, снимает навязчивую мысль «я сошел с ума». Но весь мрак начался чуть позже. Спустя время я перестал узнавать себя в зеркале окончательно – мозг не мог идентифицировать того, кто стоит напротив. Хоть умом прекрасно понимаешь, что это ты, – в общем,  это чертовски неприятно.

В тот период произошли три нервных срыва почти подряд. Настоящих таких нервных срыва, которые окончательно ёбнули мою выработку серотонина. Визуальные искажения стали интенсивнее, прибавились мигрени, слуховые галлюцинации, фракталы перед глазами. Прикинь, выходишь с собакой на улицу, слышишь «Влад!» – а никого вокруг. За этим паническая атака на десерт. Тогда подумал, что при очередном срыве я погибну. Кому знакомы такие состояния, должны понять, что после срывов люди с расстройствами часто попадают в критические, даже пограничные состояния.

Где-то в тот период начали закрадывается суицидальные настроения – это необъяснимое чувство. Кто-то думает «а я бы справился» и дает наивные советы…  В общем, идите такие люди на хуй. Кто не знает, что такое длительное время без серотонина, и думает, что он умнее и морально сильнее… Это не с девочкой расстаться – не сравнивайте, пожалуйста. 

В общем, уповать на «само пройдет» – так себе идея, хоть уже даже начало получаться вывозить эти состояния. Даже особо не палишься перед другими. Да и смысла нет: общество любит стигматизировать не от большого ума – относятся к подобным вещам скептически. Да я и сам в теме психического здоровья умом не отличался до этого. Поэтому спокойно и с пониманием отношусь к неосведомленности. Иногда даже настроение поднимает что-то вроде «антидепрессанты – это же наркотики» или «ты просто загнался».

Из атеиста и человека, который глумиться над верой, незаметно для себя поверил в Бога. Хоть мне не совсем подходит концепция христианства или любой другой религии, что разделяет на народы и земли – и как бы забирает Бога себе. Из-за веры в какой-то степени визуальные искажения стали меньше, их интенсивность снизилась. Но тут главное не терять адекватное мышление и здравый рассудок. Это все – просто внутренняя поддержка. Она основную линию лечения не заменит. Говорю это тем, кто пытается выйти из болезни поиском ответов в эзотерике. Таких людей по всему миру с HPPD много, увы.

Здравствуй, дурка

Мысли уйти от этих состояний и выйти из «комы» перевесили все остальное. В общем, пошел я к психотерапевту за лечением. Он не рискнул выдавать мне рецепт на руки, так как первое время при адаптации может стать ещё хуже (или могут неудачно подобрать препарат) – поэтому пару недель нужно понаблюдать за пациентом. «Ложись на Бехтерева», сказал психотерапевт. В общем, состояние херовое: либо закрываться в психушке, либо ещё глубже окунуться в депрессию. Без понятия, что было бы, если бы я выбрал второй вариант.

Третьего марта главный врач дурки на Бехтерева сказала минут 20 посидеть в коридоре. Я, конечно же, пошел на курилку. В этот момент курить вывели паравозиком человек десять. Они смотрели такими пустыми глазами, и я вспомнил слова психотерапевта: «Нет, там неврозы, овощем там не делают». Понял, что меня наебали. Поднимаюсь, смотрю на пациентов своего этажа – вроде внешне адекватные. Я чуть успокоился. Потом оказалось, что я лежу в отделении пограничных состояний (на втором этаже)  – здесь неврозы и всякое такое. А вот на третьем этаже рэйв проходит уже под галоперидолом, если вы понимаете, о чем я.

«Твоя палата пятая, выбирай кровать», – сказала мне санитарка. 

Захожу в палату. Около меня крутится паренёк, рассматривает мои шмотки и выдает: «Ты что, скинхед?»

– Нет, с чего ты взял? – Удивленно отвечаю ему.

– Ну, ты лысый, штаны Nike и кроссовки Adidas. – Добивает он меня.

Классный сожитель попался, подумал я. Но остальные соседи были нормальные. Сразу нашли общий язык с неформалом с соседней кровати. Угорали с ним по-доброму над всем – а что еще в дурке делать? Потом его выписали. В палату поселили еще двух Владов – и мы сколотили компанию. Играли в «интеллектуальные игры» на коридоре вдесятером – собирали людей из соседних палат. Влад, который, собственно, главный редактор этого сайта, подтянул всех с соседних палат смотреть Гарри Поттера. Психиатрия, второй этаж, 4 палата, свет от ноутбука – а вокруг него человек семь смотрят магическую историю о Гарри. Если все с тобой «окей», то и в психушке можно неплохо проводить время.

В психиатрическом диспансере мне понравилась девушка. Правда, ее перевели в другую психушку – в «Новинки», в суицидальное отделение. Я ей туда звонил переодически. Где же еще искать любовь на всю жизнь, как не в дурке? Её перевели в «Новинки», потому что она набрала 29 из 30 баллов по тесту на суицидалку. Совсем немного недотянула.

Потом я, когда отошел от этого, немного поразился самому себе. Понимаете, я лежу в дурке, мне сосед, который считает всех в Nike скинами, предлагает познакомится с его воображаемым ящером. Да, к нему перед сном «приходил» какой-то ящер, с которым он всех грозился познакомить. А в этот момент я напрягаюсь, потому что в суицидальном отделении постоянно занято. Что вообще это было? Но опыт, правда, интересный.

Много стереотипов было сломано в дурке о ментальных расстройствах. В этот период одно я понял точно: всё индивидуально и со стигматизацией надо бороться. Даже если вы сами под нее не попадали. 

Что вообще со мной произошло – и как это меня изменило

Сейчас расскажу о самом расстройстве – и его дивидендах. Стал ли я другим человеком благодаря LSD? Безусловно, что-то произошло с моим бессознательным. Например, до употребления, когда выпивал, я чувствовал, что поступаю неправильно. Когда я проснулся «ебанутым» 23 ноября 2019 года, – бросил вообще все. По сей день я трезв и нет даже тяги. Просто не хочется.

Раньше я был абьюзером во всех отношениях с девушками, того даже не понимая, и – о чудо – будто принял эту часть, увидел себя со стороны и выкинул. Я рассмотрел все свои личностные качества. Стал более спокойным. Стал смотреть на вещи иначе. Это здорово. Уровень моей осознанности в разы увеличился.

Сейчас, отойдя от этой истории, я понял, насколько это ценный опыт. Пусть остался лёгкий визуальный снег перед глазами и тревожность, но пришло что-то более ценное. HPPD создало обстоятельства, в которых я многому научился.

Те, у кого сейчас эта проблема, не отчаивайтесь. Это пройдет, а дальше будет лучше чем «до» – в этом нет никаких сомнений. Надеюсь, когда-нибудь в странах СНГ признают HPPD, дав качественную терапию, чтобы любой человек с этой проблемой мог доверять специалистам. Чтобы человеку не приходилось показывать картинки, как он видит мир и вводить в курс расстройства. Чтобы появились психологи, которые будут понимать это расстройство. Возможно, я стану одним из их.

LSD это прекрасно, если за ним стоит что-то большее, чем просто ощущения ради ощущений.

Постскриптум 

Это расстройство есть в МКБ под кодом F16.7. Но в СНГ психотерапевты его не признают, а раз не признают – то и лечат не от него. Многие врачи плюют и просто ставят шизофрению – хоть при HPPD сохраняется критическое мышление к происходящему (в шизофрении его нет). Мне так вообще поставили «Расстройство адаптации» в дурке, а я играл во все игры и был чуть ли не главным заводилой – какое нахрен расстройство адаптации?  Я знаю только одного врача, который признает это заболевание и лечит от него комплексно. Правда, он лечит в Москве – в ННЦ Наркологии имени В.П. Сербского. Зовут врача Н.Н. Усманова – у нее есть успешный опыт работы с HPPD. Говорят, надо обращаться именно к ней, а то есть возможность уйти с рекомендацией «бросить лечение и заняться спортом». Возможно, она не единственный – в чате HPPD в telegram стали мелькать психотерапевты, которые признают эту болезнь. Но факт остается фактом: сейчас об этом расстройстве люди очень мало информированы, тогда как на Западе его успешно лечат.

Я хочу посвятить себя этой проблеме, чтобы люди с этим расстройством не думали, что они сошли с ума. Я варился в этом аду – и знаю, как это страшно.